И на Неве нам дорога

Выставка «Самарская Лука»  в Санкт-Петербурге

Речь и о завораживающей красоте самобытного русского города на Волге, и о его впечатляющем юбилее (425 лет), и всей губернии Самарской, которой тоже немало – 160 лет, и, конечно же, о выставке самарских художников, открывшейся 3 августа нынешнего года в Выставочном центре Санкт-Петербургского Союза художников. Почтенный возраст города, природа, словно предуготованная для запечатления ее в искусстве, высокие культурные традиции «в согласьи славных муз», отличные художественные собрания в музее с высокого класса профессионалами и паче сами художники, получившие достойное образование в куйбышеских (самарских) учебных заведениях, многих профильных вузах страны, включая Ленинград-Петербург и Москву. Все это не могло не предопределить интереса к выставке, названной «Самарская Лука», выставке, по доброй русской традиции, передвижной. Профессиональная оснащенность, полученная во время обучения, собственное дарование, позволяли и позволяют творчески использовать возможности, прежде всего, реалистической выразительности с ее многомерностью, способностью глубинно постигать окружающее – вещное и духовное в широком спектре пластических приемов. От «форм самой жизни» с поэтическим преображением до метафоры, аллегории и символа, что отнюдь не является прерогативой лишь иных направлений в искусстве. Этот спектр художественного мироощущения заметно просматривается на выставке. Сказанное относится к представителям разных поколений, произведения которых позволяют соотнести поиски самарцев с общероссийскими и зарубежными тенденциями в искусстве и, конечно,  выявляют в каждом случае неповторимость таланта автора. Это касается и выраженных жанровых предпочтений, и, разумеется, особенностей поэтики, т.е. принципов создания работ. Ясно, что пейзаж первозданный и рукотворный занимает на выставке доминирующее место, ведь жанр этот был, пожалуй, определяющим в выражении и утверждении национального духа Отечества, в его поэтическом воплощении. Что проявлялось издавна во всех видах художественного творчества. Причем пейзаж не только одухотворяет своим состоянием сам по себе, но является не неким фоном, а полноправным эмоционально-содержательным компонентом образа.

В. Башкиров весьма тонко подает свои пейзажи. Он свободно оперирует пространством, соединяя важную деталь, малое и большое, и затем панорамно разворачивая пространственные планы, создает ощущение одновременно камерности и величия природы. У Н. Бикулова природа по-своему пантеистична, то в романтическом свечении луны, то в фантасмагории лесных существ возникают человеческие фигуры. В его работах что-то от сказки и народного творчества, в них есть своя нега и ощутимое напряжение. Работы Е. Бутенкова достигают поэтического воздействия преимущественно за счет своего рода укрупнения композиции, позволяющего проникнуться живым дыханием каждого ее уголка. В. Евсеева дает возможность убедиться в том, что художник (в чем одна из характерных примет отечественной культуры), хорошо чувствующий родное, близкое, в немалой степени остро воспринимает места зарубежные, в данном случае во Франции. Холсты молодого художника Н. Кикина исполнены романтики, они словно окутаны и тишиной, и тайной, мы будто исподволь входим в мир реальный и возникший в воображении автора, да и в картине «Колокольный звон», открывающиеся в проеме дали, словно оглашаются звуками. Черты романтического видения с приметами эпического постижения пространства в природном мотиве придают возвышающее чувство картинам И. Кузнецова. В простых, казалось бы, мотивах разных мест со своим колоритом выявляют поэтическое начало А. Тампуров, А. Мишагин (доказывающий активные формообразующие возможности декоративного решения пейзажа), Д. Мантров, Е. Макеева, Н. Лукашук, органично сочетающие в одном произведении природу рукотворную и нерукотворную, при этом верно подмечая характерные особенности городков, сел, храмовых построек, которые неотделимы от окружающей их природы. В ряде пейзажей-картин, которые, в частности, создал И. Доний, есть особая привлекательность видавших виды домов, обжитых предметов. Их решения, напоминающие принцип документальной съемки, с кажущейся шершавостью фактуры, или как говорил В. Марков «шумом фактуры», создают особое настроение сопричастности и ностальгии. Своеобразные жанры с активным участием пейзажа создает И. Панов. Он одновременно укрупняет центральное место действия с выразительными фигурами, которые эффектно моделируются на фоне неба, морской дали. Оригинальный ракурс, ясная ритмическая структура, выразительность силуэтов, придают его холстам динамичность и черты монументальности. Сочетание предметной определенности и эффективной декоративности придают энергию картинам И. Князевой, в которых соседствует городской пейзаж с «чистым» пейзажем, натюрморт и пейзаж. Подчас в холсте возникает некая символика, когда в «Солнечном натюрморте» подсолнечники словно осеняют собой зовущие дали, кажется, озаряют сиянием все окрест. Однако таинство и символика могут возникать и, казалось бы, в прямом натурном изображении, как в работах Н. Ельцова. В них березы, холмистая даль, устремившаяся к синему небу от могучих сосен, и позолоченная осенью поляна даны крупным планом, акцентировано до символического звучания. Отсюда в них проявляется некое торжественно-величественное начало. В ином плане метафоричность, символика возникает в гобеленах О. Емельянова, где и выбор мотива, и его трактовка (что связано и с характером материала) способствуют ощущению в произведении некоей загадки, тайны. Подобные интонации есть и в литографиях А. Зуева. Они придают романтичность графическому образу, изысканному и динамичному. Мир метафоричный, иносказательный присущ композициям Н. Какошиной, молодой художницы, чутко ощущающей возможности иносказания. Свободно владея офортом, она хорошо использует образную вариативность этой техники. Пейзажи и натюрморты также с приметами романтического подхода, присутствуют в сказочных жанрах и пейзаже Г. Кикина, который в своих рисунках поэтично, порою с доброй улыбкой, воплощает избранные мотивы. В акварелях О. Рамодина мы встречаем в определенном смысле близкое решение сцен, созвучных литературному первоисточнику, известной сказке П. Ершова «Конек-горбунок». Фольклорные истоки обнаруживаются в работах В. Сушко, где и славный праздник масленицы, и сказочно-трогательный облик белой невесты обладают особой доверительностью, искренностью, непосредственностью. Плотная, фактурная, эмоционально-насыщенная живопись Т. Хариной позволяет автору создать не просто виды или жанровые сценки, а выявить то скрытое напряжение, которое есть в облике ночного прохожего, улице на окраине, панораме московского шоссе зимой или в своего рода грустной живописной новелле «Последний трамвай».

Нечастое обращение к современным сюжетам, в том числе спортивным, можно встретить у нынешних художников. Именно такие сюжеты заинтересовали молодого живописца Е. Уткина, создавшего своеобразную психологически насыщенную повесть о боксерах, где ощутимы ноты лирические и драматические. И это верно по существу, ибо спорт, тем более такой, заключает в себе разные грани человеческого состояния.

Валентин Серов говорил, утверждая сказанное собственным творчеством: «Портрет – это человек». Не сравнивая масштаб достигнутого, тем не менее, вспоминаешь эти слова, ощущая стремление В. Романова постичь характеры разных людей: от молодых женщин до иеромонаха Климента. Автору в большой степени удалось постичь их состояние, размышления, их индивидуальность.

Увы, все реже встречается в искусстве России обращение к историческому жанру. Меж тем в различных его разделах было немало высот, достигнутых разными представителями отечественной культуры, обращавшихся к разным эпохам жизни своей родины и зарубежных стран. И все же у самарцев мы встречаем художника, верного исторической теме. Это С. Федоров, воспитанник выдающегося представителя отечественной культуры Е. Е. Моисеенко, который всем творчеством своим подтверждал сказанное однажды: «Искусство – это и наша память» и очень многого добился в создании произведений исторического жанра, героями которых были не только наши соотечественники. Видимо, такая приверженность событиям и судьбам оказалась близкой самарскому живописцу. В его полотнах мощной напряженной скульптурной формы возникают великие полководцы – Юлий Цезарь, Ганнибал, бесстрашный и мужественный участник многих сражений, в том числе Бородино – Багратион. Их образы словно вычеканены в живописи, подчеркивая значимость выдающихся людей, судьба которых была неразрывно связана со знаменательными событиями мировой истории. Сюжет на историческую тему есть и в работе молодого живописца М. Рассказова, который наряду с автопортретом и тревожным пейзажем со старым храмом, показал сцену «Бой за знамя», в которой в духе добрых традиций батальной школы передана ярость схватки двух всадников.

Небольшой раздел скульптуры на выставке тем не менее привлекает внимание. Здесь мы встречаемся с созданным А. Кузнецовым образом утвердителя славы Отечества Федора Ушакова, сподвижника Суворова, победоносного адмирала, не ведавшего поражений, и в знак заслуг перед Отечеством, причисленного к сонму святых. Достаточно психологичные образы выполнены в бронзе художником младшего поколения Н. Куклевым. Ему дано постичь характер, уловить и выразить состояние не только в облике модели, но и в эмоциональности пластики. Чувством гармонии, хорошим ощущением формы отличаются небольшие работы В. Рассказова, причем среди них образы и героического плана («Последний сигнал»), и подчас исполненные с чувством доброго юмора. К сожалению, в экспозиции не оказалось скульптурных произведений И. Мельникова, впрочем, как и ряда других авторов. Их работы добавили бы характерные черты к разнообразию пластического диапазона самарских художников. Тем не менее, выставка вполне состоялась. Есть ощущение хорошего, талантливого коллектива и, естественно, всегда возникает вопрос о перспективах дальнейшего движения, в том числе и тех, кто начинает свой путь, имеющим уже определенные обретения. Поэтому считаю кстати привести высказывание моего коллеги, молодого ученого, кандидата искусствоведения Р. Бахтиярова, успешного участника двух семинаров, организованных по инициативе И. И. Мельникова: «Несмотря на то, что ряд художников не смог участвовать в выставке «Самарская Лука», ее экспозиция позволила раскрыть широкую панораму искусства данного региона и сфокусировать внимание также на творчестве молодых авторов. В их произведениях естественно отразились как плодотворные традиции предшественников, так и черты, характеризующие именно это поколение. Здесь важен и выбор круга сюжетов и образов, и форма их воплощения, будь то строгая конструктивность решения спортивной темы в полотнах Е. Уткина, высокое мастерство исполнения и многомерность содержания литографий А. Зуева, органичное претворение традиций реалистической живописи у М. Рассказова или заостряющая образ графичность пейзажей Н. Кикина. Стремление этих художников найти свой путь в искусстве в сочетании с уважительным отношением к традиции – безусловно, ценное и необходимое качество. В этом плане возможность сопоставить поиски молодых авторов с достижениями старших мастеров, безусловно, стала еще одной важной особенностью выставки».

Сама экспозиция, выстроенная четко, ясно, с необходимыми акцентами, способствовала целостному восприятию созданного самарскими художниками и вызвала большой интерес. О значимости этой творческой акции говорили на открытии председатель СПбСХ, народный художник России, академик А. Чаркин, руководитель творческого сектора К. Иванов, зам. председателя союза А. Сайков, председатель секции критики, вице-президент Российского Национального Комитета Международного Совета музеев (ИКОМ ЮНЕСКО) Ю. Мудров, председатель Союза художников Республик Саха (Якутия) Ю. Спиридонов, которые отмечали самобытность произведений самарских мастеров и важность общения между творческими организациями. С особенной теплотой о значимости выставки и роли искусства проникновенно сказал О. Мухин, вице-президент Федерации Космонавтики России. От себя же могу добавить, что был чрезвычайно рад новой встрече с самарцами. Еще в прежние времена мне доводилось проводить в тогдашнем Куйбышеве семинары для творческих работников города, о которых у меня осталось впечатление высокой духовной оснащенности их участников, талантливых писателей, актеров, музейных работников, художников. Это чувство вновь подтвердилось во время семинара для работников искусств в августе 2008 года в связи с 10-й региональной выставкой «Большая Волга». И здесь, на нынешней выставке «Самарская Лука» я подумал: «А ведь не за горами и 11-я региональная выставка», на которой я желаю вновь веско, достойно выступить самарским художникам. У них для этого есть все основания.

С уважением и доброй памятью,

Анатолий Дмитренко,

ведущий научный сотрудник

Государственного Русского музея,

заслуженный работник культуры России,

профессор

Санкт-Петербург

10 августа 2011 г.

Выставка «Самарская Лука» в Санкт-Петербурге. Зайцева Н.В.

ГАЛЕРЕЯ

004 dsc_03 _dsc4455 222222 foto 8 IMG_6406

Поздравления с днем рождения:

Уважаемые именинники: Востриков Владимир Николаевич, Евсеева Вера Геннадьевна, Егорова Любовь Анатольевна, Кикин Николай Георгиевич, Кузнецова Юлия Сергеевна, Лукашук Николай Николаевич, Мишагин Андрей Викторович, Пешкова Татьяна Патрокловна, Погодаева Вероника Леонидовна, Самаринкина Алиса Валериевна, Свечников Владимир Андреевич, Скачкова Татьяна Николаевна, Сушко Вадим Викторович, Уханов Александр Васильевич От имени Самарского отделения Союза художников России поздравляем Вас с днем рождения!

Подробнее …